Каждый день мы сталкиваемся с ситуациями, в которых можем повести себя правильно или нет, или узнаем из новостей о том, что кто-то известный явно сделал неправильный выбор или поступил неправильно. Мы так часто с этим сталкиваемся, что становится понятно: поступать правильно в ситуациях, для которых нет формально принятого этического стандарта, вообще говоря, не так просто.

Альфрид Лэнгле пишет, что для обнаружения того, что является правильным в действии, необходимо установить связь этого действия с человеческой сущностью, с духовным в человеке. Мы все интуитивно знаем, что что-то соответствует нам или нет, в чем-то мы себя узнаем, а в чем-то нет. Так мы переживаем что-то собственное, а значит, можем воспринять его и соотнестись с ним. И тогда правильное будет переживаться как согласованное со мной, с чем я в гармонии, за что я могу и готов нести персональную ответственность.

Правильное, с одной стороны, субъективно: одно и то же может быть созвучно одному человеку и несозвучно другому. С другой стороны, мы узнаем, что правильно, слушая внутренний голос в конкретной ситуации: этичным поступком будет лучший из возможных для этого человека здесь и сейчас.

Если мы поступаем правильно, это не значит, что мы избегаем страдания: может быть и так, что правильный поступок принесет боль и нам, и другим людям. И тогда становится особенно важно найти для этой боли, для этих страданий основание, — какую-то ценность, которая остается и в этой боли созвучной нам. Эта ценность задает направление, путь, который мы переживаем как правильный.

Серия исследований, которую провели Шелдон и Фишбах (Sheldon, O. J., & Fishbach, A. (2015). Anticipating and resisting the temptation to behave unethically), позволяет сделать такой же вывод: «правильное — это то, что согласовано со мной». Исследователи предположили, что люди с большей вероятностью противостоят искушению, если они могут посмотреть на свой поступок в развитии: не как на один самостоятельный эпизод неэтичного поведения, а как на звено в цепочке взаимосвязанных поступков.

Говоря простыми словами, человек с большей вероятностью съест кусок торта, если это будет «всего лишь один маленький кусочек», и с меньшей, если он будет смотреть на него как на один из двадцати кусков торта, которые он, вероятно, съест за ближайший месяц. Сопротивление неэтичному поступку, исходя из этой логики, должно быть сильнее, если поступок идет против идентичности человека. Все мы можем один-два раза ошибиться, но длинная цепочка неэтичных поступков ставит под вопрос то, как мы себя видим и воспринимаем.

В одном из исследований в этой серии испытуемых разделили на две группы. В первой группе испытуемых попросили вспомнить и написать о случаях, когда они обходили и нарушали какие-то правила, и это помогло им достичь какой-то цели в краткосрочной перспективе. Во второй группе испытуемые писали о случаях, когда они составляли «план Б» в какой-то ситуации. После этого всем участникам предлагалась ситуация, в которой перед ними было искушение сжульничать в сделке купли-продажи. Участники, которые до этого описывали свой опыт нарушения правил, жульничали в этой ситуации значительно меньше. В другом исследовании той же серии подтвердилось, что люди, которые видят свою идентичность постоянной, непрерывной в течение времени, — жульничают также меньше.

Чтобы поступить правильно, прислушайтесь к себе. Если в силу каких-то обстоятельств внутренний голос не слышен, спросите себя, как бы вы себя почувствовали, как бы переживали себя, если бы в будущем вы совершили этот вызывающий сомнение поступок еще много раз, и насколько вы узнаете в этом себя.